Городская легенда

Всё течёт, всё меняется. К этой избитой мысли мы настолько привыкли, что, право же, услышав её, делаем многозначительное лицо, впрочем, мало задумываясь над глубиной сего философского посыла.

Это отступление не есть приглашение к философскому диспуту. Я опять за наш старый добрый Аккерман, сиречь, Белгород-Днестровский.

1335452044779 пару-подеды-1949-год 212588_original bd113c7f6a61087a07a39dec503b438cd997de12

Метаморфозы Белого города: что было, что стало?

Думаю, что некоторые представители нашей чудной молодёжи, прогуливаясь по улицам и бездумно разглядывая привычные вывески на старых зданиях, вряд ли задают себе вопрос: «А что здесь было раньше?». Такие вопросы и я задаю себе большую часть своей сознательной жизни. Но не всегда, к слову, нахожу на них ответы…

Особняк Ярошевича

Это многострадальное здание на перекрёстке улиц Пушкина и Калинина – одно из сохранившихся старинных ещё с конца 19 столетия. Правда, сказав «сохранившееся», конечно, лукавлю. Здание тихо разрушается вот уже 20 лет на фоне энергичных разговоров о его бедственном положении.

Здесь проживало семейство землевладельца, главы аккерманской земской управы, Андрея Алоизьевича Ярошевича. Богата на события, драматизм, а то и трагизм история этого рода. Талантливые представители фамилии Ярошевичей практически пережили все катаклизмы, выпавшие на долю державы начала двадцатого мятежного века. Говорят, что в списке знакомых знаменитого ювелира Евгения Карловича Фаберже (период 1930-1950-х гг.) есть следующая пометка: «Ярошевич, сдача квартир, Париж»…

Во время румынской оккупации в здании Ярошевича располагался Национальный банк Румынии. На ажурной, кованной входной калитке со стороны улицы Калинина долгое время красовались вензеля «BNR», что означало аббревиатуру названия банка.

После освобождения города от фашистов, особняк некоторое время пустовал. Позже здесь открыли стационар детской больницы. Не ошибусь, если скажу, что большая часть горожан, коим за пятьдесят, захворав, попадали именно сюда. И надо сказать, попадали в добрые, чуткие руки профессионала, главного врача больницы Александра Михайловича Каца.

В 90-х вместо детей здесь уже лечили больных по части невралгии. Ну, как «лечили»… Годы шальные, голодные. Лечить есть кого, но нечем; зарплаты медикам задерживают; холодные зимы, холодные палаты; беспробудное воровство и прочее. Кто не «вкусил» всего этого в 90-е годы прошлого века?

В начале нового тысячелетия особняк опустел. Через пару — тройку лет к нему стали примеряться местные толстосумы, но ребята попадали, как говорится «в облом» — здание находилось в госсобственности, как памятник архитектуры. В настоящее время здание стабильно разрушается. Сквер во дворе усадьбы наглухо задичал, статуи в нем разбиты и выкрадены, из помещений вынесено всё, что могли унести предприимчивые аборигены.

Но! Разговоры о реконструкции и прочих надеждах всё также жизнеутверждающи…

Тюрьма

Шабская. Одна из самых древних улиц нашего города. Именно по ней в давние времена нескончаемым потоком шли громыхающие биндюги, гружёные камнем дикарём из карьеров, которые располагались на месте нынешних порта и силикатного завода. С ходом лет и веков карьер заглох, а его просторы обустроили новые сметливые поколения.

На этой улице в начале прошлого столетия раскинулись приземистые здания, ограждённые крепким забором. Здесь размещалась местная тюрьма. В её сводах коротали свой срок воры, убийцы, мошенники и так называемые «политические». При румынах мой дед по матери за распространение антиправительственных листовок «отмотал» в казематах тюрьмы почти полгода. Когда он освободился, то оказалось, что его уволили с работы, а семью-то кормить надо. Словом, все эти события настолько потрясли деда, что он заболел и вскорости скончался, оставив бабушку с пятью детьми.

Резюме такое – не лезьте в политику, ребята, ибо себе дороже…

В 30-х годах двадцатого века тюрьму посетил румынский король, и остался ею весьма доволен. Не понимаю, что могло усладить взор венценосца?…

После Великой Отечественной войны власти решили на месте тюрьмы устроить лечебницу для душевнобольных. С тех пор тут и стоит известная всему городу психбольница. Иногда некоторых больных отпускают погулять. Под присмотром крепких санитаров. Больные являют жалкое зрелище – затурканные, подавленные своим недугом, они тихо прогуливаются по аллее, что вдоль лечебницы, что-то себе нашёптывая или чему-то улыбаясь.

Недавно прошла весть о том, что психдиспансер областные власти решили перенести в Одессу. Вопрос: а что будет здесь? Снова острог?

Аккерманские метаморфозы

На перекрёстке современных улиц Комсомольской и Шевченко ещё при царе-самодержце возвышалось красивое здание одной из самых крутых гостиниц. Называлась она «Петербуржская». Здесь останавливались заезжие коммерсанты, банкиры, дворяне — в общем, люди непростые. Поговаривают, что в «Петербуржской», кроме добротного ресторана и банных номеров, были номера несколько иного назначения… Словом, «нумера».

Сразу после освобождения города от фашистов в гостинице расквартировался штаб НКВД. Ставшее грозным здание горожане обходили с опаской, шёпотом рассказывая друг другу страшные истории, кои происходили в кабинетах чекистов.

Много позже кэгэбэшников убрали, а здание перестроили под общежитие рыбопромышленного техникума, который на то время открылся в Белом городе…

***

Мало кто знает, что на месте привычных нам парков Ленина и Победы, которые именуются сегодня по иному, располагались так называемые «торговые площади», то есть, рынки. Вообще, в Аккермане, несмотря на небольшое количество населения, было, по-моему, пять или шесть рынков. Один из них – «конный», был разбит напротив Свято-Николаевской церкви по ул. Измальской. В настоящее время там тоже зеленеет парк.

***

Время, не перевесившее вывески

Вместе с тем, в Белом городе сохранились здания, изначальная суть которых не изменилась. Или почти не изменилась.

Известный всем родильный дом в своё время был построен на средства звезды мировой оперы, аккерманца Макса Каролика. А первоначально на месте роддома функционировала еврейская больница.

То же касается и некоторых учебных заведений. К примеру, нашу старую, добрую вторую школу (ОШ №2) строили аккерманские евреи в первой половине двадцатого столетия. Тут было что-то вроде ремесленного училища. В общем, тоже учебное заведение.

На месте моей шестой школы (ОШ №6) аккерманский меценат Дреов выстроил женское народное училище, что, по сути, являлось обычной школой, но для девочек.

А красивейшее здание педагогического училища было мужской гимназией.

Слава Богу, сохранены и восстановлены после нашествия «безбожников» советского периода наши храмы. Почти из руин восстановлены болгарская, армянская, греческая церкви. Сегодня, в православные праздники, здесь многолюдно и благодатно.

***

Это, друзья, бегло. На самом деле в нашем любимом городе с течением веков и лет произошло несть числа чудных превращений. Или метаморфоз – тут, кому как нравится. О них мы ещё, конечно же, поговорим, но… Но в свете иных историй.

Владимир Воротнюк , специально для «Правды Аккермана»

Вам будет интересно:

Оставить комментарий к новости

Все поля объязательны к заполнению








Введите символы проверки : *

Reload Image

2014-2017. Использование материалов только с указанием Ссылки на новостной сайт "Аккерман".
Создание сайтов. Админ.